Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом
Перейти на главную страницу сайта
Последние эпидемиологические данные по ВИЧ-инфекции в Российской Федерации
(по состоянию на 31.12.2014 г.)
Кумулятивное количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции среди граждан Российской Федерации (с 1987 г. по 31.12.2014 г.):907607
Количество людей, живущих с диагнозом ВИЧ/СПИД в Российской Федерации на 100 000 населения (пораженность):494,6
Количество новых случаев ВИЧ-инфекции среди граждан Российской Федерации в 2014 г. :85252
Основные причины заражения ВИЧ среди впервые выявленных в 2014 г. ВИЧ-позитивных с установленными факторами риска заражения:
— употребление наркотиков нестерильным инструментарием:57,3%
— гетеросексуальные контакты:40,3%
© Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом
Подробная статистика
Тел. +7 (495) 366-05-18, 365-30-09

ИНФОРМАЦИЯ

Уважаемые посетители!
Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом проводит набор пациентов для участия в клинических исследованиях.



По всем вопросам обращаться в ФНМЦ ПБ СПИД: тел.8(495)3653009, Деулина Марина Олеговна, Попова Анна Анатольевна.

Проблемы лабораторной диагностики цитомегаловирусной инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов

В. И. Шахгильдян, О. Ю. Шипулина, Н. В. Каражас, В. М. Стаханова, Л. Ф. Евсеева, О. А. Тишкевич.

Российский Федеральный НМЦ ПБ СПИД, г. Москва
НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи РАМН
НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН, г. Москва
Клиническая инфекционная больница №2, г. Москва


В современной клинической медицине цитомегаловирусная инфекция, приобретает все большую актуальность. Помимо значения ЦМВ как этиологического фактора внутриутробной и перинатальной патологии, велика его роль в развитии тяжелых пневмоний у пациентов, перенесших пересадку органа, ожоговую травму, у онкогематологических больных. В 4-6% случаев посттрансфузионные гепатиты обусловлены ЦМВ-инфекцией. С цитомегаловирусом связана разнообразная гинекологическая патология. Предполагается роль ЦМВ в развитии первичных и вторичных системных васкулитов, хронических диссеминированных заболеваний легких (в частности, фиброзирующего альвеолита), опухолевых процессов и даже атеросклероза. Данный вирус, возможно, причастен к развитию синдрома Гийена-Барре, синдрома хронической усталости. Мы наблюдали клинически выраженную ЦМВ-инфекцию у взрослых пациентов, перенесших стрессовые ситуации.

Но особую значимость как патология взрослых ЦМВ-инфекция приобрела после появления и широкого распространения в мире ВИЧ-инфекции. Клинически выраженная генерализованная ЦМВ-инфекция занимает одно из первых мест в структуре вторичных заболеваний у больных ВИЧ-инфекцией, нередко являясь непосредственной причиной их гибели. В тоже время, цитомегаловирусная инфекция остается одним их наименее изученных вторичных заболеваний у ВИЧ-инфицированных больных.

Как нозологическая форма ЦМВ-инфекция не имеет своих однозначных очертаний, отличаясь удивительным полиморфизмом. Клинический диагноз ЦМВ-инфекции требует обязательного лабораторного подтверждения. В тоже время, используемые в настоящее время практическим здравоохранением серологические, вирусологические, молекулярно-биологические методы выявления активной ЦМВ-инфекции имеют различную диагностическую ценность при лабораторном подтверждении манифестной формы заболевания. На сегодняшний день отмечается большая противоречивость суждений при оценке различных методов диагностики активной ЦМВ-инфекции и ее манифестной формы. Мало изучено значение специфических лабораторных маркеров для прогноза развития манифестной ЦМВ-инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов.

Как известно, ЦМВ в организме человека может находиться в латентном состоянии, в стадии активной репликации без развития органных поражений и быть причиной тяжелой клинически выраженной патологии. Как подчеркивал Н. А. Фарбер, ЦМВ-инфекция далеко не всегда равнозначна цитомегаловирусному заболеванию. Следовательно, проблема лабораторного подтверждения манифестной ЦМВИ заключается не в установлении самого факта присутствия цитомегаловируса в организме пациента и даже не в выявлении косвенных признаков его активности, а в определении той высокой степени вирусной активности, которая обусловливает патологические изменения в органах и, соответственно, подтверждает цитомегаловирусную природу имеющихся у больного клинических проявлений.

В связи с выше изложенным, вопросы лабораторной диагностики ЦМВ-инфекции сохраняют свою актуальность для практического здравоохранения и на сегодняшний день.

Материалы и методы

В течение 5 лет под нашим наблюдением находились 300 взрослых больных ВИЧ-инфекцией, проходивших лечение в КИБ №2 г. Москвы и в поликлиническом отделении МГЦ СПИД.

Лабораторная диагностика активной цитомегаловирусной инфекции включала в себя молекулярно-биологические, вирусологические, серологические и морфологические методы исследования. Общее количество исследований составило 1359.

Качественное и количественное определение ДНК ЦМВ в крови, ликворе, тканях пораженных органов осуществляли с помощью метода полимеразной цепной реакции. Исследования по определению ДНК ЦМВ были выполнены по оригинальной методике (5). Разработанная методика позволила воспроизводимо идентифицировать 10 вирусных геномов при фоновой нагрузке не менее 1 мкг геномной ДНК человека. Для определения титра ДНК ЦМВ готовили четыре 10-кратных разведения исходного лизата, содержащего ДНК из 106 лейкоцитов в 100 мкл. Проводили реакцию амплификации с каждым разведением, включая исходный лизат. Наличие ПЦР-сигнала только в исходной пробе соответствовало минимальному титру ДНК ЦМВ (1:1), в исходной пробе и первом разведении — низкому (1:10), в двух разведениях — среднему (1:100), в трех — высокому (1:1000).

Обнаружение цитомегаловируса в моче пациентов проводили путем изоляции ЦМВ на зараженной чувствительной клеточной культуре. Идентификация вируса была основана на характерном цитопатическом эффекте и на определении ЦМВ-антигенов методом иммунофлюоресценции с использованием специфических поликлональных антител.

Выявление в сыворотке крови антител к ЦМВ класса IgМ (качественный анализ) и класса IgG (количественный анализ) осуществляли методом иммуноферментного анализа с использованием коммерческих диагностических наборов (ЗАО «ДИА-Плюс», Рош-Москва) согласно инструкциям, прилагаемым к ним. Серологические исследования проводились с интервалом в 2 — 4 недели.

Подтверждением цитомегаловирусного поражения органов считали обнаружение в измененных тканях цитомегалоклеток — характерных крупных клеток с внутриядерными и цитоплазматическими вирусными включениями. Цитомегаловирусную природу морфологических изменений подтверждали выявлением ДНК ЦМВ в исследуемых тканях.

Результаты и обсуждение

Мы наблюдали манифестную ЦМВ-инфекцию у 47 человек (39.2%) из 120 больных ВИЧ-инфекцией на стадии вторичных проявлений III B (СПИД). Больные ЦМВ-инфекцией находились в возрасте от 15 до 70 лет (37.7%). Мужчин было 39 (83%), женщин — 8 (17.0%). Подавляющее большинство (93.6%) пациентов с манифестной ЦМВ-инфекцией имели количество CD4-лимфоцитов ниже 0.05x109/л (0.018 + 0.002).

Для ЦМВИ был характерен необычайно широкий спектр клинических вариантов. Чаще всего имели место патология органов зрения — некротический ретинит (51.1% от всех больных с манифестной ЦМВИ), поражение кишечника в виде эрозивно-язвенного колита или энтероколита (38.3%), эрозивно-язвенный эзофагит (17.0%), пневмония (29.8%) с быстрым развитием пневмофиброза, некротический энцефалит или энцефаловентрикулит (25.5%), приводившие к выраженным изменениям в психическом статусе больных, полирадикулопатия (21.3%). При постмортальных исследованиях у 56.4% пациентов с ЦМВ-инфекцией была обнаружена тяжелая двусторонняя патология надпочечников в виде обширных некрозов коркового и мозгового слоев. Во всех случаях при ЦМВ-инфекции в патологический процесс вовлекались несколько систем органов. Среди погибших больных с генерализованной цитомегаловирусной инфекцией, помимо описанного выше поражения внутренних органов, были выявлены некротический миелит, панкреатит с развитием фиброза поджелудочной железы, нефрит, миокардит, гепатит, склерозирующий холангит, холецистит, эрозивный цистит сиалоаденит, простатит, некротическое поражение аденогипофиза, селезенки, трахеальных и мезентериальных лимфатических узлов, глазных и блуждающего нервов. Цитомегаловирусное поражение внутренних органов явилось непосредственной причиной смерти у 17.5 % больных СПИДом.

С целью выявления наиболее чувствительных и специфических лабораторных маркеров манифестной ЦМВ-инфекции у ВИЧ-инфицированных больных были проанализированы результаты комплексного обследования 250 пациентов на наличие специфических антител класса IgM и четырехкратного повышения антител класса IgG в сыворотке крови, цитомегаловируса в моче, различных титров ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови. 35 человек из данной группы имели манифестную ЦМВ-инфекцию. Цитомегаловирусная этиология поражения органов была подтверждена гистологическими исследованиями.

Согласно полученным данным больные были распределены в одну из четырех возможных групп в зависимости от отрицательного или положительного значения лабораторного признака, а также наличия или отсутствия клинически выраженной ЦМВ-инфекции. Соответственно, по каждому лабораторному параметру было получено определенное число больных:

  • с «истинно-положительным» в отношении диагноза ЦМВ-инфекции значением маркера (ИП), когда присутствует и лабораторный маркер, и клинически выраженная ЦМВИ;
  • с «ложноположительным» значением (ЛП), когда имеется лабораторный маркер, но отсутствует манифестная ЦМВИ;
  • с «истинно-отрицательным» значением (ИО), когда отсутствуют и лабораторный маркер, и клинически выраженная ЦМВИ;
  • с «ложноотрицательным» значением (ЛО), когда нет в наличии лабораторного маркера, но имеется манифестная ЦМВИ.

Специфичность диагностического признака определяли, согласно формуле 100% х ИП/(ИП+ЛО); чувствительность — согласно формуле:

100% х ИО/(ИО +ЛП).

Как видно из табл. 1, специфичность и чувствительность таких лабораторных маркеров активности ЦМВ, как 4-х кратное увеличение анти-ЦМВ IgG, наличие специфических антител класса IgМ в сыворотке крови, обнаружение цитомегаловируса в моче и даже наличие ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови без учета ее концентрации — в качестве подтверждающих лабораторных признаков манифестной ЦМВ-инфекции оказались низки. Напротив, специфичность и чувствительность высокого титра ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови как маркера клинически выраженной ЦМВ-инфекции явились наиболее высокими и были равны соответственно 97.1% и 97.7%.

Демонстрацией выше сказанного являются следующие данные. Четырехкратное повышение титров антител класса IgG к ЦМВ и обнаружение специфических антител класса IgM в сыворотке крови имели место у больных с манифестной ЦМВ-инфекцией лишь в 34.3% и 65.7% случаев, соответственно (табл. 2). У трети больных, несмотря на продолжающееся развитие заболевания, анти-ЦМВ IgM перестали определяться. С другой стороны, в группе ВИЧ-инфицированных лиц, не имевших какой-либо клинической симптоматики, связанной с действием ЦМВ, четырехкратное повышение титров специфических IgG антител и IgM антитела выявляли в сыворотке крови, соответственно, в 21.9% и 16.3% случаев. Помимо этого, среди пациентов, у которых не было выявлено не только заболевания ЦМВ-этиологии, но и активной ЦМВ-инфекции (в их крови ДНК ЦМВ отсутствовала даже в минимальном титре), высокие титры IgG антител и IgM антитела обнаруживали у 16.1% и 13.2% лиц, соответственно. Данный факт вполне объясним, так как, из литературы известно, что тест на наличие анти-ЦМВ IgM может быть положительным, в частности, из-за присутствия в сыворотке крови больного ревматоидного фактора, при активной репликации других герпес-вирусов (вирусов Эпштейн-Барра и варицеле-зостер), у лиц, страдающих коллагенозами (8).

Низкие титры антител класса IgG к ЦМВ и отсутствие специфических антител класса IgМ в сыворотке крови больных СПИДом при наличии у них в крови цитомегаловируса в высокой концентрации можно объяснить (помимо существующих ограничений в чувствительности и специфичности используемых методов) характером иммунного ответа при длительно персистирующих в организме человека вирусных инфекциях и имеющимся нарушением продукции антител у больных на поздних стадиях ВИЧ-инфекции вследствие существенного подавления у них не только Т-клеточного, но и В-клеточного звена иммунитета (3).

Проведенный анализ всех «ложноположительных» и «ложноотрицательных» результатов обнаружения специфических антител класса IgМ в сыворотке крови пациентов по отношению к определению у них в крови ДНК ЦМВ (наиболее достоверному маркеру активной репликации цитомегаловируса) показал отсутствие строгой корреляции между выявлением анти-ЦМВ IgМ и обнаружением ДНК вируса. Согласно полученным результатам, использование только серологических методов для выявления активной ЦМВ-инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов может привести к ошибочной постановке диагноза почти в 40% случаев.

В тоже время нами отмечены случаи длительной (более 3 месяцев) персистенции в крови пациентов антител класса IgМ к ЦМВ в сочетании с низкими титрами IgG антител и низкой концентрацией ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови. У ряда лиц срок обнаружения антител класса IgМ достигал 9 месяцев. Причины столь длительного определения специфических антител класса IgМ и отсутствие значительного повышения титров IgG после реинфекции или реактивации ЦМВ не вполне ясны. По-видимому, это связано с определенным дефектом в механизме переключения выработки В-клетками анти-IgМ на продукцию ими антител класса IgG. Возможно, играли роль постоянная антигенная стимуляция В-клеток и дефицит Т-хелперов, значение которых в качестве стимулятора синтеза отличных от IgМ антител было уставлено (3). Интересен следующий факт: в группе ВИЧ-инфицированных пациентов, в крови которых IgM к ЦМВ определяли длительное время (более 3 месяцев), манифестная ЦМВ-инфекция развивалась в течение 12 месяцев значительно чаще (в 52.3% случаев), чем у лиц, имевших специфические антитела данного класса кратковременно (35.0%) или не имевших их вообще (10.0%).

При проведении вирусологических исследований у 71.4% наблюдаемых нами пациентов с манифестной ЦМВ-инфекцией цитомегаловирус был выделен из мочи. В тоже время, в группе ВИЧ-инфицированных лиц, не имевших клинические проявления заболевания, ЦМВ в моче был обнаружен в 21.4% случаев (табл. 2). При одновременных исследованиях на наличие ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови и цитомегаловируса в моче выявлено совпадение результатов лишь в 65.8% случаев. У 21.6% пациентов ЦМВ был выделен из мочи при отсутствии ДНК ЦМВ в крови даже в минимальном титре, т. е. при отсутствии существенной активности цитомегаловируса. По данным ряда исследований, ЦМВ может выделяться из организма с мочой после имевшей место острой инфекции или ее реактивации в течение 3 — 5 лет (4). Таким образом, изоляция ЦМВ из мочи ВИЧ-инфицированных лиц не может быть единственным лабораторным критерием как при решении вопроса о наличии у них активной ЦМВ-инфекции, так и при постановке диагноза связанного с ЦМВ заболевания. Кроме того, использование данного метода требует строгого соблюдения временных рамок доставки материала в лабораторию, а сам метод является технически трудоемким, длительным в исполнении и дорогим.

В практике лабораторной диагностики активной ЦМВ-инфекции все большее значение приобретает метод, основанный на полимеразной цепной реакции (1, 2, 7). Опыт нашей работы показал, что положительный результат при качественном варианте ПЦР (определение ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови без учета ее титра) свидетельствует об активности инфекционного процесса, но не позволяет судить о его степени, что необходимо для подтверждения манифестной ЦМВ-инфекции. Все ВИЧ-инфицированные пациенты с клинически выраженной цитомегаловирусной патологией имели ДНК ЦМВ в крови. При этом у 39.5% обследованных лиц, не имеющих заболевания ЦМВ-этиологии, также обнаружена ДНК ЦМВ (табл. 2). Ряд авторов обращают внимание на то, что при диагностике инфекций, вызываемых вирусами, длительно персистирующими в организме человека, диагностическая и прогностическая ценность положительных результатов ПЦР при выявлении вирусного генома в крови без учета его концентрации довольно низка (7, 11). Этот недостаток качественного варианта ПЦР проистекает из ее очень высокой чувствительности и состоит в способности выявлять возбудитель, находящийся в крайне незначительном количестве в биологических жидкостях.

Иное, высокое клиническое значение имеют данные, полученные при использовании количественного варианта ПЦР. В нашем исследовании 97.1% ВИЧ-инфицированных больных с манифестной ЦМВ-инфекцией имели высокий титр ДНК ЦМВ равный 1:1000 и более в 105 лейкоцитах периферической крови (табл. 2). Лишь у одного пациента титр ДНК ЦМВ был равен 1:100. Случаев клинически выраженной ЦМВИ при титре ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови менее 1:100 выявлено не было. Лишь у 2.3% больных при отсутствии цитомегаловирусной органной патологии зафиксирован высокий титр ДНК ЦМВ в крови. Полученные данные убедительно свидетельствуют, что выявление ДНК ЦМВ в титре 1:1000 и более в лейкоцитах периферической крови больного, имеющего те или иные клинические симптомы, доказывает наличие у него манифестной ЦМВ-инфекции. Проведенные исследования в медицинских центрах США также демонстрируют возможность выделения определенного уровня цитомегаловирусной нагрузки в клетках крови или плазме, указывающего на имеющее место заболевание ЦМВ этиологии (7, 11). Диагностическое значение имеет факт обнаружения ДНК ЦМВ в спинномозговой жидкости при поражении цитомегаловирусом центральной нервной системы. Так, 80.0% обследованных ВИЧ-инфицированных больных с ЦМВ-энцефалитом имели ДНК ЦМВ в ликворе, в отличие от 3.8% пациентов с поражением ЦНС иной этиологии. Большую диагностическую ценность имеет наличие ДНК ЦМВ в биопсийных и аутопсийных материалах из пораженных органов. Мы считаем, и это находит подтверждение в ряде зарубежных работ (6, 9), что присутствие ДНК ЦМВ в патологически измененной ткани имеет такую же высокую диагностическую значимость, как и обнаружение в ней специфических ЦМК.

Помимо выше изложенного, факт обнаружения ДНК ЦМВ в крови ВИЧ-инфицированных больных является и неблагоприятным прогностическим признаком, свидетельствующим о вероятном развитии у них уже в течение последующего года манифестной ЦМВ-инфекции. В течение 12 месяцев наблюдения среди пациентов, изначально не имевших ДНК ЦМВ в крови, клинически выраженная ЦМВИ развилась лишь в 0.8% случаев, у больных с первоначально минимальным титром ДНК ЦМВ — в 18.2%, низким — в 31.3%, средним — в 50.0% случаев. Во всех случаях появлению клинических симптомов предшествовало увеличение титра ДНК ЦМВ до высокого уровня. Среди пациентов, у которых первоначально ДНК ЦМВ была в высоком титре, заболевание, связанное с ЦМВ, диагностировано у 92.9% лиц. Эти данные свидетельствуют, что в течение года с момента первого обследования частота развития манифестной ЦМВ-инфекции в группе больных, где ДНК ЦМВ в крови первоначально присутствовала хотя бы минимальном титре, достоверно выше по сравнению с больными, у которых ПЦР была отрицательной. Клинически выраженная ЦМВИ достоверно чаще развивалась у лиц с высокой вирусной нагрузкой, нежели у пациентов со средним, низким или минимальным титром ДНК ЦМВ. Более того, у больных, имеющих при первом обследовании титр ДНК ЦМВ 1:1000, манифестная ЦМВИ диагностирована не позднее 90 дня (53.0 + 3.8) от момента выявления высокого титра ДНК ЦМВ. Сходные результаты были получены и в работе S. Spector (1997), который показал, что наличие у больного ВИЧ-инфекцией ДНК ЦМВ в плазме повышает риск развития манифестной ЦМВ-инфекции в 3.5 раза (11).

Безусловным достоинством использования количественного варианта ПЦР при выявлении ДНК ЦМВ является возможность оценки эффективности проводимого лечения. Этиотропное лечение препаратом цимевен (ганцикловир) было проведено нами у 29 пациентов с манифестной ЦМВ-инфекцией. При завершении лечебного курса (5 мг/кг 2 раза в сутки в/в в течение 21 дня) параллельно с купированием клинических проявлений у 93.1% больных имело место снижение концентрации ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови в 1000 раз и более, в половины случаев — до неопределяемого уровня. У двух больных (6.9%), несмотря на проводившееся лечение, существенного снижения концентрации ДНК цитомегаловируса не произошло, в дальнейшем отмечено прогрессирование заболевания с генерализацией патологического процесса.

Заключение

Определение в крови больного антител класса IgМ и/или существенного увеличения титров антител класса IgG к ЦМВ недостаточно ни для установления факта активной репликации цитомегаловируса, ни для подтверждения диагноза манифестной ЦМВ-инфекции у ВИЧ-инфицированных лиц. Изоляция ЦМВ из мочи на клеточной культуре обладает большей специфичностью и чувствительностью по сравнению с серологическими маркерами, однако также приносит малую диагностическую пользу. Положительный результат при определении ДНК ЦМВ в клетках крови без учета концентрации вируса свидетельствует об активной репликации ЦМВ, но не позволяет судить о ее степени, что необходимо для подтверждения клинически выраженной ЦМВИ. Достоверным критерием высокой активности цитомегаловируса, доказывающим его этиологическую роль в развитии тех или иных клинических синдромов, служит высокий титр ДНК ЦМВ в лейкоцитах периферической крови, обнаруживаемый почти у 100% лиц с клинически выраженной ЦМВ-инфекцией и отсутствующий у больных, имеющих другие оппортунистические заболевания. Наличие высокого титра ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови является неблагоприятным прогностическим признаком развития манифестной ЦМВИ и его выявление требует безотлагательного начала этиотропной терапии.

Литература

  1. Ведяков А. М., Долгих М. С. Полимеразная цепная реакция в диагностике цитомегаловирусной инфекции у больных с аллотрансплантатами органов // Терапевтический архив, 1998. Т. 70, №4. С. 45-48.
  2. Долгих М. С. Сообщение о 5-й международной конференции «Мультидисциплинарный подход к проблеме контроля над цитомегаловирусной болезнью» // Трансплант. и искусственные органы, 1995. №3-4. С. 89-93.
  3. Иммунология инфекционного процесса / Под ред. Покровского В. И., Гордиенко С. П., Литвинова В. И. // Москва, 1993. 305 с. 4.
  4. Каражас Н. В. Цитомегаловирусная инфекция — типичный представитель оппортунистических инфекций // Рос. мед. вести, 1997. Т. 2. №2. С. 34-38.
  5. Полимеразная цепная реакция в диагностике цитомегаловирусной инфекции у ВИЧ-инфицированных пациентов / Шипулина О. Ю., Шахгильдян В. И., Шипулин Г. А. и др. // Вопросы вирусологии, 1998. №2. С. 91-95.
  6. Cardenoso L., Vallejo P. Buendia Utility of PCR for detection of CMV in gastrointestinal tract biopsies // Clin. Microb. and Inf. 1997. V. 3. P. 249.
  7. Gerna G., Baldanti F., Zella D. et al. Detection of human cytomegalovirus DNA: how, when and where? // Scan.J. Inf. Dis., 1995. S. 99. P. 11-15.
  8. Landini M. P., Marh M. Searching for antibodies specific for human cytomegalovirus: is it diagnostically useful: when and how // Scan. J. Inf. Dis., 1995. S. 99. P. 18-24.
  9. Rodriguez-Barradas M. C., Stool E., Musher D. M. et al. Diagnosing and treating cytomegalovirus pneumonia in patients with AIDS // Clin. Inf. Dis., 1996. V. 23, P. 76-81.
  10. Shinkai M., Bozzette S. A., Powderly W. et al. Utility of urine and leukocyte cultures and plasma DNA polymerase chain reaction for identification of AIDS patients at risk for developing CMV disease // J., Inf. Dis., 1997. V. 175. P. 32-38.
  11. Spector S. A. Detection and quantification of human cytomegalovirus (CMV) as a marker for development of CMV disease and survival in patients with AIDS // Antiviral therapy, 1997. V. 2. P. 200-205.

Таблица 1. Специфичность и чувствительность маркеров активности цитомегаловируса при развитии манифестной ЦМВ-инфекции у больных СПИДом

Маркеры активности ЦМВ ИП ЛО ЛП ИО Специфич-
ность %
Чувстви-
тельность %
4-х кратное увеличение анти-ЦМВ IgG 12 23 47 168 34.3 78.1
Анти-ЦМВ IgM 23 12 35 180 65.7 83.7
Наличие ЦМВ в моче 25 10 46 169 71.4 78.6
ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови (качественный анализ) 35 0 85 130 100 60.5
ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови в титре 1:1000 34 1 5 210 97.1 97.7

Таблица 2. Частота обнаружения специфических маркеров у больных с манифестной ЦМВ-инфекцией и в группе пациентов, не имеющих клинических проявлений заболевания

Маркеры активной ЦМВ-инфекции Частота обнаружения маркера у больных манифестной ЦМВИ (%) Частота обнаружения маркера у больных без манифестной ЦМВИ (%)
4-х кратное повышение анти-ЦМВ IgG в крови 34,3 21,9
Анти-ЦМВ IgM в крови 65,7 16,3
Наличие ЦМВ в моче 71,4 21,4
Наличие ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови (качественный анализ) 100 39,5
Наличие высокого титра ДНК ЦМВ в лейкоцитах крови 97,1 2,3

Публикации

Новости

© 2007-2017, Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб